» » «Уважай чужое горе. Понимай, что здесь идет война», - советы журналистам от Бабченко

«Уважай чужое горе. Понимай, что здесь идет война», - советы журналистам от Бабченко


По просьбе Фонда защиты гласности (да-да, в России еще не все закатано в асфальт, очаги разумной жизни еще существуют и работают, а возглавляет Фонд, если кто не помнит, Алексей Симонов - сын того самого Симонова, в моем представлении один из оставшихся в России моральных авторитетов) написал на общественных началах несколько рекомендаций по поведению в зоне боевых действий. Ну и вообще поговорили о происходящем.«Уважай чужое горе. Понимай, что здесь идет война», - советы журналистам от Бабченко

1. Как оказался на территории Украины?

На самолете. Прилетел в Киев, оттуда поездом до Днепропетровска или Харькова, оттуда с оказией - на передовую. Я ездил с волонтерами, но до Изюма, Мариуполя или Славянска можно добраться даже и общественным транспортом. Или на такси. На каждой войне появляется этот вид частного извоза - возить на войну журналистов за деньги. Проблем с этим нет. Дальше - как получится.

2. Кто более «гостеприимен» - украинские силовики? «прокиевские» добровольцы? «сепаратисты-ополченцы»? «антикиевские» добровольцы? Кто-то еще?

На стороне ополченцев я не был. Когда на Донецкой ОГА развесили мои фотографии с подписью "либеральный провокатор", меня перестало интересовать, чего хотят заварившие эту кашу люди. К тому же ,после того, как были задержаны и отвезены "на подвал" мои коллеги - Саймон Островский и Павел Каныгин. Поэтому, что происходит с той стороны, я не знаю. С украинской же стороны самые адекватные - добровольческие объединения. Я работал с добровольческим батальоном "Национальной гвардии". Это добровольцы, которые пошли воевать прямо с Майдана.

С ними никаких проблем не возникало. Вообще никаких. Абсолютно уважительное отношение к прессе. Абсолютно уважительное отношение к гражданским. Никакой агрессии по отношению к задержанным, даже подозреваемым в участии в боевых действиях. Полно людей с высшим образованием. Есть англоговорящие - интервью бойца нацгвардии иностранным СМИ на английском - не такое уж и редкое дело на блок-постах. То есть это та армия двадцать первого века, которой она и должна быть.

С силовиками, кадровой армией, сложнее. Внутренние войска и милиция - это те же внутренние войска, которые избивали людей на Майдане. Там не было никакой реформы. Просто не было времени и возможности. Это еще януковичевская структура. Поэтому и отношение к гражданам там осталось тоже с тех времен. Как правило - изначально агрессивное. Нервное. Пару раз выводили из машины под автоматами. С добровольческими подразделениями там особой любви тоже нет. Были даже случаи грабежа и избиения украинских же волонтеров.

Ну и третья часть - непосредственно армия. Тут уж как повезет. Как и в любой армии на любой войне. На постсоветском пространстве все воюющие армии, в принципе, одинаковы. Люди на нервах, на взводе, последние несколько месяцев хоронят товарищей и живут агрессией и ненавистью к противнику. Поэтому отношение непредсказуемо. Как правило - нейтрально отстраненное. Есть приказ и аккредитация - ок, проезжайте. Нет - ок, пожалуйте в подвал. Но случаются и эксцессы. Сергея Пономарева, фотографа, ограбили на блок-посту за фотографию, которую сделал его коллега. Со мной была та же история, но только жестче - избили, сломали нос, плечевой сустав, посадили в яму, с мешком на голове ставили к стенке и выводили расстреливать. Поэтому эксцессы случаются, конечно. Война.

3. С кем проще работалось? Отношение к журналисту (со стороны тех и других, включая добровольцев)? От кого было больше подозрительности и неприязни?

Собственно, ответил уже выше. Проще всего - с добровольческими батальонами. С теми, кто пошел воевать именно из идейных соображений. Добровольно пойти воевать за свободу могут только свободные граждане, и, соответственно, ко всем остальным они относятся так же - с точки зрения равноправия свобод и прав каждого гражданина. Даже если они с тобой не согласны, тут ты можешь быть уверен - выбивать зубы тебе в любом случае не будут. Это идет еще с Майдана. Майдан мне вообще запомнился каким-то особо показательным уважением к прессе и свободой действий для журналиста. Пресс-карта там снимала любые вопросы - ты только иди и работай, рассказывай про нашу борьбу миру. И именно эта схема взаимооотношения с прессой - понимания важности и ответственности её работы - и перенесена добровольческими батальонами и на войну. Это вообще лучшие части, с которыми мне приходилось работать за всю свою журналистскую карьеру.

4. Какие проблемы были в работе на востоке Украины? А в столице?

В столице проблем нет никаких. Если, конечно, ты не представитель "Геббельс-ТВ". Но, поскольку, все государственные российские СМИ занимаются не журналистикой, а пропагандой, то и защита законом деятельности журналиста на них не распространяется. Могут и депортировать и въезд закрыть. Я считаю это абсолютно правильным и каждый раз настаиваю на точности формулировок - киселевщина это не СМИ, это агитконтора.

Для журналистов - независимых журналистов - проблем нет. Даже российских. Единственные вопросы могут возникнуть при пересечении границы, но меня, как правило, пропускали даже без каких-то дополнительных бумаг и звонков. Один раз только развернули в Донецке, но я не особо и настаивал. На Востоке сложнее, конечно, там вообще одна большая проблема: война, но в целом, если есть аккредитация, то особых препятствий - конечно, в рамках здравого смысла - тоже нет. Причем аккредитация нужна с обеих сторон - ДНР и ЛНР также требуют акрредитовываться при работе на своей территории. Этим необходимо озаботится заранее. Без аккредитации на блок-постах проблемы точно будут.

5. Что нельзя делать журналисту при освещении военного конфликта?

Первое и главное - не брать в руки оружие. Это недопустимо никогда и ни при каких обстоятельствах. Вообще. Табу. Все, точка.

В более широком смысле - нельзя помогать той или иной стороне никакими своими действиями, в том числе и косвенными. Нельзя, скажем, подвозить оружие и боеприпасы, если ты на своей машине. Если ты прыгаешь на машину комбатантов, которая и так сама по себе идет в район боевых действий, и просишь их подвести тебя - это одно. Но подвозить на своем транспорте - табу. Ну и все вытекающие из этого пункта действия: разгружать боеприпасы, например, или подносить патроны. Тушенку - можно. Патроны - нет.

Нельзя помогать информационно: о, журналисты, вы сейчас проезжали блок-прост противника, что, много их там? Ребят, извините, но если я вам сейчас скажу, то, когда меня остановят на том блок-посту, мне придется сказать и им сколько вас здесь, правда? А вам же это не нужно, верно? Поэтому извините, но я не могу говорить этого.

Нельзя выдавать в эфир оперативную информацию, которая стала известна тебе в ходе твоей деятельности. Тебя куда-то допустили или ты в силу обстоятельств оказался там, где противоположная сторона оказаться не могла - например, на штабном совещании в землянке командира: забудь о том, что ты здесь видел и слышал. Оперативная информация тебя вообще не касается - где сколько человек, где сколько танков, кто куда выдвинулся, какие операции намечаются: это все к тебе не имеет никакого отношения, ты этого не видишь и не слышишь. Только постфактум.

Нельзя подвергать опасности своих героев. Если тебе сказано лица не снимать - все, до свидания, лица не снимать, какие-бы кадры на Пулитцеровскую премию не пропадали бы в этот момент. Лица не снимать, фамилий не называть и так далее - если на это нет прямого разрешения людей, с которыми ты работаешь. Спросить несложно: пацаны, вы не против, если я вас сфотографирую? В большинстве случаев не отказывают.

Да и вообще - уметь понимать слово "нет". С первого раза. Это, собственно, и твоя безопасность - два раза на войне, как правило, никто ничего не повторяет.
В целом: понимать, что каждое твое слово может иметь последствия. И на войне эти последствия - не пропущенная запятая. Это уже чьи-то жизни.

6. Что он обязан делать для своей безопасности?

Не лезть на рожон. Не навязывать, не доказывать и вообще поменьше высказывать свою точку зрения. Ты не агитатор. Ты - наблюдатель. Твое дело не высказываться самому, а дать высказаться другим. Иногда случайно обороненное слово, которое тебе кажется очевидным, может привести к проблемам, потому что людли видят ситуацию совсем по-другому. Как, например, я, в Киргизии, расслабившись, уже по дороге в аэропорт, ляпнул на блок-посту про "этническую чистку". Были проблемы.

Одного моего знакомого взяли именно за слишком активное высказывание своей точки зрения. Еще двоих других - за громкий разговор в кафе, где они называли не понравившиеся окружающим фамилии.

Да и вообще, хороший журналист - незаметный журналист. Меньше всего в таких стремных местах надо выпячивать на всеобщее обозрение свою деятельность. Не надо громко говорить. Не надо демонстративно фотографировать. Не надо ничего громко обсуждать в кафе. Ты понятия не имеешь, на какие якоря среагируют окружающие тебя люди. Да и вообще, помни, что для некоторых ты - всего лишь ходячие несколько тысяч долларов, которые за тебя можно получить.

Не надо выделяться внешним видом. Приехать на войну в шортах и цветастой футболке - плохая идея. Этим ты сразу обращаешь на себя внимание и изначально ставишь себя в разряд жертвы: даешь понять людям, что не понимаешь окружающей тебя обстановки, не понимаешь тонкостей и нюансов отношений здесь и не уважаешь их страданий: здесь война, а не туристическое сафари на Мадьдивы. Хотя иногда именно это может и вывести из-под удара: дурачок, что с него взять.

С другой стороны, нельзя одеваться и как комбатант. Камуфлированные штаны и военный бушлат - тоже плохая идея. С шестисот метров снайперу не видно, автомат у тебя в руках, или камера. Постарайся максимально обозначить наклейками, нашивками, цветовым различием свою непричастность к боевым действиям. Лучший вариант - спортивная одежда околоармейского покроя. Слишком яркие вещи тоже одевать не стоит - красную куртку видно за полтора километра.

Уважай чужое горе. Понимай, что здесь идет война. Здесь люди убивают людей. И они очень не любят вдруг осознавать, что для кого-то они могут быть всего лишь работой. Люди вообще не любят, когда на их смертях зарабатывают деньги. Поэтому всегда относись к людям, как людям. Сопереживай. И если есть возможность - всегда помогай.

Но и не впускай чужое горе слишком близко внутрь себя - иначе война сожрет тебя изнутри, ты не сможешь пропустить через себя её всю. Доля здорового цинизма просто необходима. Без неё сойдешь с ума просто.

Ну и вещи элементарные - не лезть под огонь, не оказываться между линиями огня, не ложиться спать под гусеницу танка и пр.

А вообще главное помнить: твоя основная задача - это не забраться в самую задницу и написать оттуда репортаж. Твоя основная задача - забраться в самую задницу, выбраться оттуда живым, и только потом написать репортаж

7. Действия журналиста, если он попал:

А. Под обстрел.

Б. В плен.

В. Встретил вооруженных людей, которые неизвестно, к каким формированиям принадлежат.

Г: «Пригласили» куда-то, без вариантов отказа, люди с оружием.

А. Под обстрелом действие может быть только одно - ищи укрытие. Чем глубже, тем лучше. Самое лучшее - подвал бетонного многоэтажного здания. Такое пробивается только авиабомбой. Если укрытия нет, укрывайся в складках местности. В придорожной канаве. За техникой. За деревьями. По крайней мере, скройся в зеленке. Если обстрел ведется из стрелкового оружия - значит, тебя видят, значит, твоя основная задача стать незаметным. Кто невидим, тот и живет. Если работает артиллерия, то тут спасет только укрытие. Если обстрел продоложается достаточно долго, постарайся вычислить временной промежуток между залпом и разрывом - в это время можно пережать от укрытия до укрытия. Если рядом с тобой военные - смотри, что делают они, и делай то же самое.

Б. Плен. Тут однозначных рекомендаций быть не может. Все зависит от обстановки. К каким людям попал, насколько они фанатики, насколько они договороспособны, насколько способны слышать, насколько твоя жизнь висит на волоске и так далее. Тысячи нюансов. Вплоть до того, погиб вчера лучший друг у того, кто тебя допрашивает, или нет. Алкоголик он, или нет. Трус или мужественный. Сильный или слабый.

В целом - стараться не раздражать. Разговаривать спокойно. Все время пытаться донести одну простую мысль - я вам не враг, мужики, я ни на чьей стороне, я журналист, я делаю свою работу, не совершайте ошибки. Причем "не совершайте ошибки" нужно говорить именно в будущем времени - то есть оставить людям пространство для маневра, дать им понять, что все, что произошло до данного момента: ну, плохо, конечно, но в целом такого уж значения не имеет, война, с кем не бывает. Ну, ограбили, избили, черт с ним, случается, не будем раздувать из этого скандал. Главное - не допустите главной ошибки. Которая уже непоправима.

Постараться настроиться на безразличие: это поможет меньше бояться или как минимум меньше показывать свой страх - а страх в таких ситауциях на тех, кто тебя взял, почти всегда действует как красная тряпка. Он порождает не жалость или сочувствие, а агрессию. Поэтому постарайтесь не ползать в соплях под ногами и не хвататься с мольбами за штанины. Но и ни в коем случае не выпендриваться, конечно. Это другая крайность.

В разумных количествах проявлять твердость: как минимум в доказывании своей невиновности. В несоглашении с тем, что ты корректировщик, шпион, паспорт у тебя не той страны, ты сдавал противнику наши позиции и так далее.

В остальном - как пойдет. Предсказать ничего нельзя. Тут уж уповать только на удачу и на то, что ты попал не к конченым головорезам.

В. Неизвестные вооруженные люди. Постарайся все свести к деловым отношениям. Держи дистанцию - и тем самым не давай людям сократить дистанцию со своей стороны, не дай им перейти к личностным отношениям: агрессии, озлобленности, обобщенной претензии к "вашим" или подозрениям. Вы солдаты, я журналист, вы на работе, я на работе, вот мои документы, с ними все в порядке, могу я продолжить движение? В остальном все то же правило - меньше говори, больше старайся понять, кто эти люди: для выработки дальнейшей стратегии поведения.

Г. Если "без вариантов" - тут уж без вариантов. Пройди, поговори с людьми, и постарайся выйти оттуда обратно. А там - см. пунт "Б": как пойдет.

8. Стоит ли сразу акцентировать внимание на том, что ты – журналист? Стоит ли пояснять людям, вовлеченным в конфликт свою позицию?

На вторую часть вопроса ответил уже выше. Нет, не стоит. Ты не знаешь, на каком уровне напряжения и агрессии находятся люди вокруг тебя. Даже если тебя спросят - лучше сказать что-то нейтральное. " Я не знаю, у меня пока недостаточно информации для суждения". Но и откровенно уходить от вопроса, если он настойчив - тоже не надо. В таком случае лучше максимально нейтрально, с минимумом прилагательных, пояснить свою точку зрения. Все зависит от того, что человек хочет услышать - а это можно понять уже из вопроса - и насколько он агрессивен.

Что касается акцентирования, то тоже зависит от обстоятельств. На Майдане надо было акцентировать, это сразу снимало все вопросы. При контакте с силовиками - армией, милицией - тоже стоит. Вообще при работе с любыми государственными институтами - они склонны соблюдать закон. А, скажем, в разгоряченной толпе с требованиями перевешать предателей - наверное, не стоит. В целом, тоже надо смотреть по обстановке.

9. Может ли снять напряжение внимание коллег к возникшим проблемам?

Безусловно. Если у тебя возникли проблемы - первое и самое основное действие: маскимальное распространение информации. У журналистов есть такой профессиональный термин: "шумиха". Девяносто процентов случаев счастливого разрешения ситуации - это именно вовремя поднятая шумиха. Если, конечно, люди на местах не просят обратного. Если кто-то из коллег пропал - первым делом поднимать шумиху. Если кого-то из коллег взяли у тебя на глазах - первым делом попробовать договориться с этими людьми (при этом самому не оказавшись рядом с коллегой), а если не получается - поднимать шумиху. Когда я был задержан в Турции, на Таксиме, меня спасла именно оперативно поднятая шумиха - именно из-за информационной атаки местные спецслужбы на полпути остановили возбуждение производства уголовного дела против меня по обвинению в шпионаже, а так бы до сих пор сидел.

10. Чувствовалась ли поддержка со стороны украинских коллег во время пребывания на территории Украины? А российских?

Журналистское сообщество умеет объединяться для защиты своих членов. Журналисты своих не бросают. А военкорры - это вообще отдельная братия. И если ты вошел в этот круг, тебя никогда не бросят. Взаимовыручка здесь - основа выживания. Ты жизненно зависишь от своих коллег. А они ровно в такой же степени - от тебя. Поэтому поддержка друг друга в этом сообществе есть всегда и везде. Можно смело обращаться за помощью к любому незнакомому коллеге - помогут. Фронтовое братство здесь на самом деле есть.

Аркадий Бабченко

  Источник: http://ua-ru.info/
Просмотров: 870; Комментариев: 0; Дата публикации: 25-11-2014, 15:22

Понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями:
Не согласны или есть что добавить? - Напишите свой комментарий!

Добавить комментарий!

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код:

Рекомендуем похожее:

В Минске Гоша Куценко дал откровенное интервью о себе, семье и УКРАИНСКОЙ В ...

В Минске Гоша Куценко - частый гость, буквально за последний месяц был в белорусской столице

Военный журналист Андрей Цаплиенко: Война была неизбежна, потому что это – ...

Цаплиенко убежден, что нынешнее противостояние имеет гораздо более глубокие корни, чем многим

Дмитрий Быков: В России сеанс общенационального запоя

Российский поэт Дмитрий Быков рассказал о России, пропаганде и Майдане.

Аркадий Бабченко: Вся поддержка войны в Москве - двести человек. Нет никаки ...

Аркадий Бабченко: Вся поддержка войны в Москве - двести человек. Это если без денег. Нет никаких

Российские солдаты между собой говорили: зачем нам этот Донбасс? И я видел ...

В числе 14 украинских бойцов на лечение в Вильнюс прибыл и доброволец батальона «Днепр» Сергей

Памятка солдату РФ при пересечении границы Украины

О чем нужно помнить «зеленому человечку»?

«В «Известиях» за вранье хорошо платят?» - открытое письмо Макаревича Лимон ...

«В «Известиях» за вранье хорошо платят?», - открытое письмо Макаревича Лимонову.

Владимир Соловьев считает, что убивать для русских - естественно

Телеведущий Владимир Соловьев еще неделю назад визжал в эфире радио «Вести ФМ», что скоро в России

Владимир Зеленский рассказал, кого из российских звезд не надо пускать в Ук ...

Волну возмущения вызвал пост в фейсбуке Владимира Зеленского, в котором он высказал свою позицию

Марат Гельман:Запад наконец понял,что президент России неадекватен, и диало ...

Известный политтехнолог Марат Гельман сейчас позиционирует себя человеком, который полностью
Популярные новости
Стрельба в финском ресторане: три жертвы Город во Франции обязали убрать из парка статую Девы Марии Выборы президента Узбекистана признаны состоявшимися В Польше праворадикалы избили иностранцев В Окленде продолжают спасательные работы после пожара В Пекине обновили "оранжевый" уровень тревоги На Кубе запретят называть улицы и ставить памятники в честь Кастро В здании Окленда, где случился пожар, не было противопожарной системы В Пенсильвании не будет пересчета голосов выборцев В Италии стартует референдум о внесении изменений в Конституцию Евровидение-2017 может пройти в Москве − СМИ В Узбекистане начались выборы президента страны Рауль Кастро запретит строить памятники умершему брату ЮНЕСКО создает фонд для защиты объектов мирового наследия в горячих точках В Сантьяго-де-Куба прощаются с Фиделем Кастро Эпоха доминирования Запада позади − СМИ
Новостная лента

Транссибирский арт-фестиваль в Новосибирске собрал около 13 тысяч зрителей

25-04-2016, 03:47
Фестиваль под художественным руководством знаменитого скрипача Вадима Репина прошел в Новосибирске

Первый исполнитель песни "Me and Mrs. Jones" Билли Пол скончался в США

25-04-2016, 03:29
Певец скончался у себя дома в возрасте 81 года. Ранее врачи обнаружили у обладателя "Грэмми" Билли

Бал в честь Гулегиной откроет проект "Лига Maestri" в Геликон-опере

24-04-2016, 21:54
Концерт "Виват, Мария!" объединит на главной сцене "Геликон-оперы" солистов театра и драматических

Стрельба в финском ресторане: три жертвы

Сегодня, 06:45
Инцидент произошел в приграничном с РФ городе.

Город во Франции обязали убрать из парка статую Девы Марии

Сегодня, 06:19
Суд дал администрации города три месяца

Выборы президента Узбекистана признаны состоявшимися

Сегодня, 06:07
Число проголосовавших превысило необходимый порог явки.

В Польше праворадикалы избили иностранцев

Сегодня, 05:17
Хулиганы атаковали граждан Турции и Болгарии в трамвае города Быдгощ.

Дорожный городской велосипед: особенности конструкции

13-09-2016, 16:59
Дорогие горные велосипеды далеко не всем по карману, да и не каждый видит себя в роли спортсмена,

Одежда и все прочее от компании Адидас

12-08-2016, 16:33
Адидас – это известная компания, о которой наверняка слышали многие. Бренд смог создать

Кузя, Булочник и еще три российских звезды НХЛ помимо Овечкина и Малкина

25-04-2016, 04:45
В сильнейшей хоккейной лиге мира – НХЛ – начался плей-офф, 16 команд вступили в борьбу за Кубок

ЮЧМ-2016 по хоккею: сборная России стала лишь шестой, золото выиграли финны

25-04-2016, 04:23
На юниорском чемпионате мира по хоккею Россия была представлена самой молодой командой в истории. В